Вторая душа

В проекте «Вторая душа» исходной точкой была практика погребальных традиций этрусков, а также сибирских и монгольских шаманов, утверждающих, что у человека есть три души. После смерти первой вторая душа, преодолевшая мучительный путь искупления, изображалась в виде погребальной маски.

Значительный размер объектов предполагает максимальное приближение со стороны зрителя, словно его взгляд это зум в фотокамере.

Техника офорта и шелкографии даёт возможность не только проявить странные и необычные фактуры, но и исследовать микропространство – топографию маски как карты – с её рельефами, пересечениями, низменностями и возвышенностями. Это карта путешествия человеческой души после смерти.

В последних объектах-масках используются граффити. «Они принадлежат к числу самых загадочных элементов городской поверхности; запечатлённый на ней краткий миг ярости или отчаяния становится частью того хаоса знаков и символов, который мы видим вокруг». (П. Акройд)

Видеоарт Сергея Пигача и Анны Шапиро, проецируемый на белое полотно маски, усиливает зыбкость и призрачность ускользающих образов, фиксируя пограничное состояние – водораздел между жизнью и небытием.

Видео предстаёт аморфной поверхностью, на которой проявляются различные тексты и дискурсы.

«Теперь я умираю и исчезаю… и через мгновение я буду ничем… Но связь причинности, в которую вплетён я, опять возвратится, – она опять создаст меня…» (Ф. Ницше)

Погребальные маски Этрурии или Хакасии, может быть, когда-то были нашими, и, может быть, сегодня мы изучаем свои захоронения, и в музее, например, Минусинска, всматриваемся в свои изображения.

 

exibition02